Новости

-
22 июля, 2021
Соловецкий изразец на память

В начале июля завершилась летняя практика студентов Санкт-Петербургской художественно-промышленной академии им. А. Л. Штиглица, посвященная изучению архитектурной керамики Соловков и работе над созданием современного изразца.

Главной задачей студентов было создание особого, памятного изразца, который мог бы увезти любой гость Соловецкого острова с собой и хранить эту памятную частичку у себя дома, вспоминая белокаменные стены монастыря у берега Белого моря и многое другое.

На основе впечатлений и полученных знаний студенты создали серию памятных изразцов. Источниками вдохновения стали: архитектурные элементы монастырских сводов, флора и фауна соловецких лесов, историческое и художественное прошлое острова.

Первые дни пребывания на Соловках были насыщены экскурсиями, путешествиями, встречами, чтобы собрать больше впечатлений для реализации будущих проектов. В это время студенты работали над эскизами. После их утверждения и проработки, ребята приступили к работе в материале.

На итоговой презентации были представлены два вида изразцов: прорезной и лепной. Главное их отличие - в создании формы, из которой отминается изразец. В прорезном изображение наносится прямо на гипс с помощью шила или другого острого инструмента. В лепном же предварительно создается прототип будущего изразца из пластилина, смешанного с воском. Потом он заливается гипсом. Таким образом, создается обратная форма и после затвердевания гипса в ней отминается глина. Далее изделия сутки сохнут. Проводится первый «утельный» обжиг, потом изразец глазуруется и проходит второй - «политой» обжиг.

Каждого человека, попавшего на Соловки, трогает что-то свое, часто не открывшееся другому. Это можно проследить и по работам студентов. Кто-то передал образ сурового Белого моря с обетными крестами и стремительными чайками, другой – животный мир почти нетронутого леса, третий – историю самых первых гостей острова – промысловиков-поморов. И теперь то, что прочувствовали юные керамисты-художники, могут взять с собой на память и гости нашей соловецкой мастерской Школы ремесел.

Приглашаем всех желающих принять участие в мастер-классе Школы ремёсел Соловецкого музея-заповедника, где вы сможете узнать об архитектурной керамике монастыря, а также отмять и увезти с собой соловецкий изразец.

Анастасия Андреичева с изразцом «Святые врата». Автор фото: О.А. Лаврешова. Источник фото: из архива Соловецкого музея-заповедника.
Поход на соловецкий пляж «Малибу». Автор фото: К.А. Чирков. Источник фото: из архива Соловецкого музея-заповедника.
На занятии по архитектуре монастыря с Ларисой Александровной Петровской. Автор фото: К.А. Чирков. Источник фото: из архива Соловецкого музея-заповедника.
Сушка изразцов. Автор фото: Е.В. Загребина. Источник фото: из архива Соловецкого музея-заповедника.
Графические зарисовки А. Андреичевой. Автор фото: Е.В. Загребина. Источник фото: из архива Соловецкого музея-заповедника.
Анна Щербакова с изразцовым панно «Северные берега». Автор фото: О.А. Лаврешова. Источник фото: из архива Соловецкого музея-заповедника.
Александра Трифонова со своими работами. Автор фото: О.А. Лаврешова. Источник фото: из архива Соловецкого музея-заповедника.
Изразцы Анны Щербаковой. Автор фото: А. Андреичева. Источник фото: из архива Соловецкого музея-заповедника.
Чайка Александры Трифоновой. Автор фото: А. Андреичева. Источник фото: из архива Соловецкого музея-заповедника.
Изразец и гипсовая форма Анастасии Андреичевой. Автор фото: Е.В. Загребина. Источник фото: из архива Соловецкого музея-заповедника.
21 июля, 2021
«ГУЛАГ должен быть осмыслен»

Предлагаем Вашему вниманию текст беседы с участником музейной конференции «История страны в судьбах узников Соловецких лагерей» - Олегом Викторовичем Кириченко.

Олег Викторович Кириченко – доктор исторических наук, главный научный сотрудник Института этнологии и антропологии им. Н. Н. Миклухо-Маклая РАН (Москва) – представил на пленарном заседании конференции доклад по теме «Новые материалы к жизнеописанию священномученика Никодима (Кононова)».

В интервью Олег Викторович поделился своими впечатлениями от Соловецких остров, участия в конференции и опытом исследовательской работы в рамках указанной темы.

Олег Викторович, Вы впервые принимаете участие в конференции «История страны в судьбах узников Соловецких лагерей». Случалось ли Вам посещать Соловецкие острова ранее, вне рамок этого научного события?

На Соловки я приехал впервые, хотя такая попытка предпринималось мной еще в 80-е годы. Будучи студентом, я путешествовал по Северу (к Северу у меня всегда было особое отношение, в том числе как к месту, где сохранилось огромное количество уникальных памятников архитектуры). Со своими друзьями я доехал до Кеми. В то время Кемь больше напоминала Тамань Лермонтова: нам попались перевозчики – местные жители на моторных лодках, вид которых, мягко говоря, не внушал доверия. И хотя мы были романтиками (ветер в голове), все же не решились с ними ехать. Тогда до Соловков я не добрался – мы поехали в Архангельск. Таким образом, сейчас я первый раз оказался на Соловках.

- Какие впечатления произвело на Вас это место?

Очень смешанные впечатления. С одной стороны – запредельная историческая реальность и красота. Мы сейчас живем в постмодернистской действительности, которая нам все время преподносит что-то новое. Поэтому, когда ты приезжаешь в место, где самой историей всё поставлено на основы, где запредельность исторического бытия зашкаливает, где все настоящее, подлинное, великое, периодически становится сложно в это поверить: возникает иллюзия, что здесь снимается очередной исторический фильм.

С другой стороны, когда здесь находишься, ощущаешь и другую реальность: наряду с красотой, здесь присутствует великое безобразие, здесь всё пропитано кровью. На мой взгляд, это не случайно. Здесь очень долгое время копилась духовная история, совершалась бескровная жертва. Соловки в дореволюционной России были оплотом не только монастырского быта и величия, но и образцом народного монастыря в его подлинной мощи. Соловецкий монастырь был создан народными силами, и сам народ вырастил здесь культуру, хозяйство, политику и духовность. Все это было связано со святостью, и поэтому именно на это место решили обрушиться темные силы, которые попытались вытеснить благодать и силу красоты, сосредоточенные здесь. Они стремились разгромить это народное и поставить вместо него псевдонародное, новый мир, в котором некое призрачное счастье творилось по новым законам, законам выверенным, определяющим лозунги, музыку и распорядок дня.

Безусловно, сегодня на Соловках вновь, по капле, разворачивается стихия народной жизни, которая когда-то текла мощной рекой. Но вторая реальность все еще присутствует. Этот холод все еще живет здесь и, наверно, останется жить в назидание нам. Тем не менее, к большому сожалению, эта вторая сторона Соловков часто не видится нашими современниками, паломниками, которые сюда приезжают. Они замечают лишь хороший монастырь, сохранивший свое исторические лицо. Необходимо постоянно доносить до людей эту трагическую ноту, потому что без нее, без понимания того, что здесь было пролито столько человеческой крови, не будет понимания этого места. Ты не будешь жить здесь по-настоящему, а будешь приходить сюда, как на место, где «снимают фильм».

- Можете ли Вы подробнее рассказать о теме Вашего доклада? Чем вызван Ваш интерес к этой теме?

Тема моего доклада касается уточнений биографии священномученика Никодима (Кононова), архиерея, принявшего мученическую смерть в 1919 году. Мне показалось важным рассказать об этом человеке здесь, на конференции, поскольку он является уроженцем Архангельской земли, и кроме того, хоть и косвенным образом, он был связан с Соловецкими островами.

Мне глубоко близка личность священномученика Никодима. Его деятельность была связана с просвещением: он преподавал и даже был ректором ряда семинарий в Петербурге, Калуге, Олонце. В своем служении он действовал неординарно. Например, когда назревала революция 1905 года и большое число семинаристов бунтовало, он стремился погасить этот бунт не с той строгостью, с какой действовала полиция и церковные чиновники, разгонявшие и увольнявшие студентов, а с позиций отеческой любви: он шел к бунтовавшим и рассказывал им о том, как жили древние святые, в том числе соловецкие, к чему они стремились, каковы были их идеалы. И хоть эта пастырская деятельность носила неофициальный характер, она в большей степени повлияла на то, что бунт, который намечался в Калуге, был погашен. Также он активно занимался издательской деятельностью. Это был уникальный человек: за свой короткий жизненный срок он издал 14 томов (!) своего труда «Жизнеописания отечественных подвижников благочестия XVIII-XIX столетий». Никогда в русской Церкви не было книги, которая бы охватывала жизнеописания не святых, а людей, которые стремятся к святости. Он описывает судьбы учителей, врачей и других, кто не был прославлен Церковью, но жил благочестивой жизнью. Сегодня этот труд – важный источник понимания народного благочестия, того, что границы между тем, что есть простой человек, а что святой – очень зыбкие в православной Церкви.

Когда пришла революция, Никодим Кононов, уже будучи в сане епископа, до самой кончины не побоялся говорить о том, что творили большевики. Он открыто выступал против грабежа людей, разрушения ценностей, превращения церквей в конюшни. Он попал в число тех, кто уже в первые годы гонений был убит новой властью, причем, это время было самым тяжелым: тогда тех, кто встал поперек революции и не пожелал принять разрушительных законов, уничтожали наиболее изощренными способами. Страшные казни придумывали для того, чтобы поразить общество страхом. От людей, пострадавших в первые годы гонений, от их поступков, зависело очень многое. Таким стал и владыка Никодим, претерпевший мученическую кончину.

- Как Вы пришли к изучению этой темы?

К этой теме я пришел, занимаясь темой женского монашества XIX-XX веков и работая в Историческом архиве Санкт-Петербурга. Там я обнаружил документы, касающиеся деятельности владыки Никодима. Я изучил его биографии, существующие на данный момент, и обнаружил, что там есть далеко не всё. Архив есть архив – зачастую он хранит гораздо больше информации, чем мы имеем. Поэтому я посчитал нужным раскрыть даже малейшие детали его пути, в том числе тех лет, когда он занимался просветительской деятельностью. Эти детали очень важны.

- Вы занимаетесь и преподавательской деятельностью, в связи с чем много общаетесь с молодым поколением. Скажите, пожалуйста, такая сложная тема, как тема лагерей, репрессий, новомученичества находит ли отклик в молодежной среде? Она интересна молодому поколению?

Я читаю спецкурс в РГГУ, посвященный духовности, духовной природе человека. Сперва мы рассматриваем методологию, которую выработала русская философская мысль в ХХ веке, в частности, Лихачев, Бахтин, Лосев и ряд других мыслителей, которые, в отличие от западных философов, работавших в рамках постмодернистской действительности, учитывали цельную природу человека и нашли объяснение того, что же такое человек, в том числе, в период его распада. После работы с методологическим аппаратом, мы работаем с художественными текстами – например, рассматриваем «Один день Ивана Денисовича» и «Архипелаг ГУЛАГ».

По моим наблюдениям, эта сложная тема сейчас отвергается. Это характерно не только для студентов, но и для всей массовой культуры: никто не хочет драмы. Более того, сегодня многие, даже православные люди, считают, что ГУЛАГ – это нормально, что таким образом наша страна отстаивала свое место в мире, что это явление было закономерным. «Благодаря этому мы выжили, выиграли войну и полетели в космос!». Разве благодаря этому?.. К сожалению, я вижу, что эти настроения нарастают. ГУЛАГ должен быть осмыслен, причем, в разноплановом ключе: и с точки зрения образованных людей, получающих университетское образование, и с точки зрения «массового потребителя».

Нам нужно помнить и знать, с чего начинался ГУЛАГ.  В этом смысле все соловецкие свидетельства должны быть ярким напоминанием того, что мы вновь можем ступить в эту реку смерти, безвременья, разрушения, и эта река приведет нас в море, которое мы уже не переплывем, это точно.

- Какие у Вас впечатления от конференции? Может быть, у Вас были какие-то ожидания, и совпали ли они с действительностью?

Ожиданий не было – я просто не знал, что это за конференция. Я всегда откликаюсь на возможность принять участие в таких событиях, потому что смотрю на всё как на промысел Божий. Поехать на эту конференцию мне подсказал очень хороший человек, которому я доверяю. Поэтому приехав сюда, я не разочаровался. Напротив, очень радостно было осознать, что в рамках этой конференции тематика ГУЛАГа не сведена лишь к светской стороне дела. В Москве очень много внимания уделяется именно светскому понимаю этих событий, научному, но не церковному. Нельзя, на мой взгляд, сводить всё к тюремным решёткам, к количеству жертв. В конце концов, человека перестанет всё это трогать. В этой теме обязательно нужно искать подлинный смысл. Очень важно, что тема ГУЛАГа рассматривается на этой конференции с церковных позиций и рядом с монастырём, где все это происходило.

Конференция находится на самом раннем пути своего существования, она только разворачивает свои силы. Я надеюсь, что со временем её охват будет все большим, будут привлекаться большие силы, и церковная составляющая станет главным вектором осмысления темы ГУЛАГа. Иначе смысл конференции будет утрачен.

На экспозиции "Соловецкие лагеря и тюрьма особого назначения. 1923-1939 гг.". Автор фото: Ю.Б. Гендлин, источник фото: из архива Соловецкого музея-заповедника.
О.В. Кириченко. На конференции "История страны в судьбах узников Соловецких лагерей". Автор фото: Ю.Б. Гендлин. Источник фото: из архива Соловецкого музея-заповедника.
19 июля, 2021
Интервью с Марией Маханько

Продолжаем публикацию бесед с участниками VII научно-практической конференции «История страны в судьбах узников Соловецких лагерей».

Мария Александровна Маханько – кандидат искусствоведения, сотрудник ЦНЦ «Православная энциклопедия» (Москва). На конференции Мария Александровна выступила с докладом по теме: «Александр Иванович Анисимов и памятники искусства Древней Руси в Казанском крае (материалы Второй Волжской экспедиции 1919 г. и публикации 1920-х гг.)». Об удивительных открытиях, сделанных участницей конференции во время работы над темой, а также о том, какова роль личности в сохранении историко-культурного наследия – в сегодняшнем интервью.

Расскажите, пожалуйста, подробнее о выбранной Вами теме. Как давно Вы ей занимаетесь? Чем вызван Ваш интерес?

Интерес к теме, во многом, вызван тем, что я родилась в Казани. Искусствовед по образованию я работаю по профессии всю жизнь с окончания университета в 1995 году, практически не отвлекаясь. С 2002 года я сотрудник «Православной энциклопедии», где занимаюсь исследованием церковного искусства, иконописью, ее историей и судьбами икон. В 2011 году, работая над статьей, посвященной искусству Казанской епархии средневекового и синодального периодов, я вышла на статью А. И. Анисимова об иконах на Казанской земле. Я прочитала ее, и она меня восхитила. Чуть позже, когда я приехала в Соловецкий музей на конференцию по археологии и где узнала о конференции «История страны в судьбах узников Соловецких лагерей», я, конечно, вспомнила про А. И. Анисимова и его малоизученную статью. Мне показалось интересным - предложить свой взгляд на научное наследие А. И. Анисимова – одного из тех, кто претерпел испытания в Соловецком лагере особого назначения. Так состоялись мое участие в конференции и доклад.

Случались ли в Вашей исследовательской деятельности, в частности, в работе над этой темой, удивительные открытия? Может быть, какие-то факты поразили Вас больше всего?

Моя жизнь, как и жизнь любого верующего человека, состоит из ряда открытий, череды чудес. Для меня было чудом, что Александр Иванович уже в 1919 году замечал самые лучшие иконы, самого высокого качества, самые древние в Среднем Поволжье и в Казани. Он как будто предчувствовал тот труд, который должна была проделать и я: задачу своей земной жизни как ученого я вижу в том, чтобы составить некоторую работу о церковном искусстве Казанского края. Чудо - совпадение наших с ним взглядов, то, что его внимание привлекали своей древностью и красотой те же самые иконы.

Я чувствовала, что и его жизнь сопровождается чудесами. В 1919 году он находит во Введенском соборе Чебоксар и описывает список Владимирской иконы Божьей Матери, которым в 1555 году Святитель Гурий благословил город Чебоксары; в 1920 году Анисимов пишет о ней в упомянутой выше статье; а в 1928 он публикует большое исследование о раскрытии Владимирской чудотворной иконы Божьей Матери – главной святыни Руси, за реставрацией которой он наблюдал в 1918–1919 годах. Если мы вспомним, в 1929 году Максимилиан Волошин посвятил А. И. Анисимову стихотворение, связанное с Владимирской иконой… Можно подумать, что Владимирская икона его вела, приближала к себе. Эта тема проходила через всю жизнь Александра Ивановича. Сами слова, краткие характеристики того, что видел А. И. Анисимов – чудо, потому что во многих случаях от увиденных им памятников Чебоксар, Казани, Свияжска остались лишь сделанные им описания.

Кто Ваш «идеальный» читатель? Кто является целевой аудиторией Ваших исследований и публикаций?

Мои первые читатели, конечно, – мои коллеги. Иногда это единственные читатели: я ученый, который работает с определенным кругом источников, говорит на специфическом языке (хотя я стараюсь не спекулировать терминологией), говорит о таких вещах и деталях, которые не открываются всем сразу. Также моя аудитория – это все интересующиеся церковным искусством, средневековым искусством Московской Руси – той малой части нашей Родины, которая концентрировалась вокруг Москвы, и «большой» Родины: с XVI века Казань – это тоже часть России. Круг моих читателей – это люди, близкие мне по духу. Конечно, я хотела бы, чтобы главными моими читателями были мои дети. Они еще школьники, но часто вместе со мной они переживают рождение моих текстов.

Мне очень хочется, чтобы кто-нибудь читал за нами наши труды, чтобы все, что мы создали, было использовано. Будут ли это туристические маршруты, будет ли это сказка на ночь – я приветствую абсолютно любые жанры. Главное, чтобы это было связано с любовью к тем местам, о которых я рассказываю.

Ваш доклад был посвящен Александру Ивановичу Анисимову, который сыграл огромную роль в сохранении историко-культурного наследия. Как Вы в целом оцениваете роль отдельно взятой личности в этом процессе (как в тот непростой период, связанный с революционными потрясениями 1917 года, так и в современной России)?

Эта очень сложная тема. С одной стороны, Александр Иванович Анисимов и все реставраторы, ученые, были очень воодушевлены новыми возможностями: теперь Церковь не может спрятать от них древние иконы, теперь они, в каком-то смысле, стали хозяевами положения. Они могут заниматься реставрацией, будут применять реставрационные технологии своего времени и смогут, наконец, узнать, когда была создана та или иная икона. Они отправились по Волге в регион, который еще даже не отошел от Гражданской войны, где творились ужасы, но А. И. Анисимов об этом не пишет: он плывет туда с конкретной целью – изучить древние иконы Казанского края. Эта свобода научного творчества в первые годы после революции чрезвычайно искусила ученых, и они поддались ей, не заметив, как быстро все то, что им было важно и интересно, было отвергнуто. Когда Александр Иванович оказывается в заключении, даже там на положении заключенного он пытается заниматься реставрацией, но у него на глазах ломают отреставрированные им иконы. В постоянном витке провокаций и искушений, испытывая мучения, Александр Иванович не замкнулся в эгоистическом переживании. Он пришел к понимаю того, что это воля Божья, справедливая в отношении него и в целом образованных людей того времени. Произнося такие слова, он демонстрировал свое великодушие, свою духовную одаренность. На мой взгляд, роль личности в науке, в сохранении наследия, также важна, как и в христианском становлении. В этом смысле, Александр Иванович – образец для подражания. Ему много было дано, и он успел этим воспользоваться. Он сохранил достоинство, сохранил лицо, никого не осуждая, претерпевая страшные муки – для нас это великий образец.

Каковы, на Ваш взгляд, качества, которыми должен обладать человек, занимающийся спасением и сохранением историко-культурного наследия?

Сохраняя наследие нужно не только его любить, нужно уметь найти такие рычаги, чтобы это наследие было интересно власть предержащим, чтобы от него не отворачивались современники, чтобы им можно было заинтересовать молодежь и чтобы оно всегда могло приносить пользу на ниве просвещения. Человек, который спасает наследие, должен быть организатором, но при этом уметь служить не за деньги.

Что для Вас означает участие в этой конференции? Что Вам дает эта конференция?

Она дает мне возможность услышать то, что в своей обычной научной и повседневной жизни я слышу не часто. Так случилось, слава Богу, что в моей семье нет пострадавших от репрессий. Также для меня это возможность увидеть новых людей и узнать что-то помимо искусствоведческой, реставрационной информации, связанной с художественным пластом наследия. И конечно, конференция – это новая возможность прикоснуться к святости Соловков, к их древней истории. Можно своими ногами пройти по земле, по которой ходили подвижники. Прикоснуться к редчайшей природе Русского Севера, той природе, которая вдохновляла святых, художников, поэтов, писателей. Просто быть здесь, дышать воздухом, видеть эти пейзажи, эти морские пространства. Ощущать, что едут паломники, туристы, дети-художники, дети с родителями, семьи. Что здесь продолжают жить люди, что здесь создаются новые условия для жизни, что приходят работать в музей молодые сотрудники… Это отрадно, это вселяет надежду, что у Соловков есть будущее, как у всех нас. Что мы можем развиваться, что мы не должны бояться. Мы все время должны разговаривать, убеждать, искать формы сосуществования, единства, пользы и прогресса и в то же время уважать церковное, монастырское служение, благодаря которому здесь все и сложилось. Конечно, такие места надо посещать, их надо сохранять и развивать, приумножать знания о них.

14 июля, 2021
Соловецкая ярмарка ремесел

17-18 июля на ярмарочной поляне у Петербургской гостиницы развернётся XX Соловецкая ярмарка ремесел.


Соловецкая ярмарка проводится ежегодно на Соловецких островах с 2001 года и направлена на возрождение культурно-хозяйственных традиций Соловков и Русского Севера.

В этом году в программе ярмарки:

17 июля
14.00 - Торжественное открытие XX Соловецкой ярмарки
14.00-18.00 - Праздничная торговля (изделия народных художественных промыслов и ремесел, сувениры, соловецкие лакомства, выпечка, рыба и т.д.)
- Выступление коллектива Театра фольклора «Радеюшка» (г. Архангельск)
- Выступление фольклорного ансамбля «Жданушки» (Вилегодский район Архангельской области)
- Народные игры
15.00-17.00 – Мастер-классы
- Выступление КИР «Рыкарь» г. Архангельск
17.00 – Дефиле авторской одежды «Наши праздники», «Времена года» - современная русская классика. Мастер – Чернышова Елена

18 июля
12.00-18.00 - Праздничная торговля (изделия народных художественных промыслов и ремесел, сувениры, соловецкие лакомства, выпечка, рыба и т.д.)
- Выступление коллектива Театра фольклора «Радеюшка» (г. Архангельск)
- Выступление фольклорного ансамбля «Жданушки» (Вилегодский район Архангельской области)
12.30-17.00 - Мастер-класс
- Выступление КИР «Рыкарь» г. Архангельск
17.00 - Церемония награждения участников ярмарки. Закрытие Соловецкой ярмарки
19.00 - Творческий вечер Татьяны Орел, г. Волгоград. Авторские стихи и песни

Ждем вас на Соловецкой ярмарке!

13 июля, 2021
Вокальный ансамбль «Жданушки»

Одно из главных событий летнего сезона – Соловецкая ярмарка ремесел – пройдёт на Соловках уже в эти выходные. Гостями праздничной программы станет вокальный ансамбль «Жданушки», занимающий одно из ведущих мест в культуре Вилегодского района и являющийся участником региональных, всероссийских и международных фестивалей и праздников.

Название ансамбля участницы выбрали сами, полагая, тем самым, в основе творчества чистоту помыслов, отношений и свежесть  женского облика. Ансамбль был создан в 2001 году. С 2002 года его руководителем  стала Аксененко Людмила Владимировна – талантливый организатор, концертмейстер и хормейстер коллектива.  За время работы руководителем, Людмила Владимировна, неоднократно выезжала в сельские дома культуры, где оказывала методическую помощь руководителям вокальных коллективов, проводила разъяснительную работу по организации вокальных ансамблей.

 Ансамбль посещают 7  человек. Возраст участников - от 40 до 60 лет. Это люди разных профессий: пенсионеры, домохозяйки, работники администрации и учреждений культуры. Все участники коллектива единомышленники и энтузиасты, поистине влюбленные в песню. Они не жалеют ни сил, ни времени на любимое дело, что способствует повышению качества исполнения произведений, гармоничному развитию личности, формированию нравственных качеств и эстетических вкусов. Приобретенные знания, умения и навыки в вокальном коллективе, участницы ансамбля умело применяют, являясь певчими клироса Храма Пророка Ильи с. Ильинско-Подомское  Вилегодского района Архангельской области.

В репертуаре вокального ансамбля «Жданушки»  русские народные песни, шуточные, плясовые, игровые, а так же авторские песни, песни народов России, духовные, колядочные, и т.д.

Зная старинные игры и забавы, обряды и песни, коллектив ансамбля с удовольствием сотрудничает с коллективом Вилегодского краеведческого музея, участвуя в мероприятиях по пропаганде традиционной культуры Вилегодского края,  при встрече гостей в доме крестьянского быта  - Вилегодской избе.

 Участники вокального ансамбля активно участвуют в развитии туристических программ «Вилегодская частушка», «Льняная свадьба». Исполнение традиционных Вилегодских песен является несомненным украшением данных программ.

 Вокальный  ансамбль «Жданушки» - участник районных, межрайонных,  региональных  праздников и фестивалей. Без его участия не обходится ни одно мероприятие Ильинского Дома культуры. Ансамбль является любимым гостем при проведении праздников сел и деревень как на территории района, так и за его пределами.

ФОТО: «Жданушки»

12 июля, 2021
«Открытая мастерская»

С 12 июля в Школе ремесел Соловецкого музея-заповедника начинаются занятия для музейных посетителей, работает «Открытая мастерская».

Мастерская Школы ремесел Соловецкого музея-заповедника знакомит посетителей с историей соловецкого гончарного завода и традициями северного народного гончарства. Именно северная глубинка сохранила для нас традиционную технику работы на ручном круге и древние формы народной керамики.

По словам Елены Волковой, руководителя Школы ремёсел, «крестьянская гончарная посуда удивительно тёплая и, вместе с тем, строгая, почти аскетичная. «На вещи крестьянского мира хочется смотреть и смотреть, на них отдыхают глаза и душа» – так говорил наш учитель Сергей Александрович Лопатенко».

Мастерская также знакомит посетителей со своеобразным монастырским ассортиментом изделий, которые несли в себе духовный настрой Соловецкого мира. Это предметы со словами молитвы и духовного наставления, с образом обители и изображением чайки как своеобразного символа Соловков.

Музейным посетителям предлагаются мастер-классы по гончарному делу и северной глиняной игрушке. Занятия для индивидуальных посетителей проводятся по предварительной записи и на платной основе.

Уточнить информацию и записаться на занятия можно по телефонам:

+7 911 571-15-22 – мастер Варвара Глаголева (гончарное дело);

+7 921 077-85-81 – художник-керамист Екатерина Загребина (глиняная игрушка).

Описание занятий:

Гончарное дело: традиционные приёмы и современная техника

1 занятие (2 ак. ч.)

На занятии Вы узнаете об истории гончарного завода на Соловках и его связях с народными промыслами Русского Севера, познакомитесь с древними формами народной посуды, гончарным инструментом и приёмами работы на ручном и электрическом кругах. А главное – вы сможете немножко «погончарить» сами!

Северная народная игрушка

1 занятие (1 ак. ч.).

На занятии Вы сможете познакомиться с традициями северной игрушки на примере каргопольского и сомовского промыслов. Мастер расскажет Вам о соловецких гончарных традициях, покажет приёмы лепки, сохранённые народными мастерами. Вы порадуетесь увлекательному процессу работы с глиной и попробуете изготовить свою игрушку в память о Соловках!

Школа ремесел размещается в здании Монастырской Радиостанции. Фото из архива Соловецкого музея-заповедника.
Афиша мастер-классов Открытой мастерской Соловецкого музея-заповедника
Варвара Глаголева проводит мастер-классы по гончарному делу. Фото из архива Соловецкого музея-заповедника
Кринка-горлянка - одна из традиционных форм народной керамики. Фото из архива Соловецкого музея-заповедника
Мастер-класс гончара Александра Зварича. Фото из архива Соловецкого музея-заповедника
Тайна творчества… Фото из архива Соловецкого музея-заповедника
Хорошо у нас! Занятие Екатерины Загребиной по глиняной игрушке. Фото из архива Соловецкого музея-заповедника
Радость, доступная всем возрастам! Фото из архива Соловецкого музея-заповедника
Соловецкая игрушка. Фото из архива Соловецкого музея-заповедника
12 июля, 2021
Интервью с иереем Александром Мазыриным

Продолжаем публикацию бесед с участниками VII научно-практической конференции «История страны в судьбах узников Соловецких лагерей», которая проходила в Соловецком музее-заповеднике с 30 июня по 1 июля.

Иерей Александр Мазырин – кандидат исторических наук, доктор церковной истории, профессор ПСТГУ (г. Москва). На конференции отец Александр представил доклад по теме: «Дело “двурушников”: архиепископ Питирим (Крылов), епископ Иоанн (Широков) и др., 1937 г.».

Расскажите, пожалуйста, подробнее о выбранной Вами теме. Как давно Вы занимаетесь её исследованием?

Я занимаюсь темой церковно-государственных отношений в период гонений уже более 20 лет. Начинал еще со своего студенческого диплома, а в дальнейшем это переросло в направление научной работы.

Тема, которую я исследую, важна не только с исторической точки зрения, но и с богословской, поскольку она затрагивает вопросы о том, что есть Церковь вообще, какова ее миссия в разных исторических условиях, в том числе в условиях гонений, что Церковь должна стремиться сохранять во что бы то ни стало, а в чём может уступить обстоятельствам того или иного времени. Эти вопросы со всей остротой встали перед нашими иерархами, священниками, просто верующими людьми, когда развернулись невиданные в истории Русской Церкви гонения, породившие величайший сонм новомучеников и исповедников.

В наше время приходится слышать недоумения относительно того, за что сегодня мы прославляем новомучеников, в чем их подвиг? Ведь репрессии носили всеобъемлющий характер, советская власть очень многих обвиняла во враждебности. Преследовались целые сословия – дворянство, купечество, буржуазия, крестьянство. Да и что здесь особенного? То ли дело мученики древности, которые стояли перед прямым выбором – либо отречение от Христа, либо смерть. Но если вникнуть в обстоятельства тех лет – 20-х и 30-х годов двадцатого века – то можно видеть, что и новомученики оказались в ситуации выбора. Об этом говорят различные попытки представителей Церкви каким-либо образом вписаться в новую советскую действительность, в которой изначально не было место религии, и даже попытки пойти на службу советской власти, при этом вроде бы не прекращая свое служение Церкви. Известно такое явление, как обновленческий раскол, который был ни чем иным как попыткой совместить несовместимое – служение Богу и, по сути дела, безбожие богоборческой власти.

Все эти сюжеты затрагиваются в моих исследованиях. Пожалуй, самое трудное в них – попытаться максимально корректно, взвешенно восстановить и оценить позицию тех, кто очевидным образом не может быть, в отличие от обновленцев, обвинен в предательстве Церкви, кто искренне пытался в тяжелейших условиях Церковь сохранить и шёл на крайне тяжелые компромиссы. Мой доклад и посвящен этой теме, тем деятелям Московской патриархии, которые в 30-е годы попытались сыграть в очень опасную игру с советскими органами госбезопасности, попытались имитировать сотрудничество с ними для того, чтобы иметь свободу в действиях по защите Церкви, сохранить церковную организацию и получить возможность легальной деятельности в условиях гонений на Церковь. О том, во что это вылилось и чем закончилось, идёт речь в моём докладе.

Насколько легко раскрывать и доносить эту тему до широкой общественности?

Доносить эту тему до широкой общественности очень нелегко. Есть очень сильный соблазн упростить ситуацию, представить ее в черно-белых тонах, кого-то осудить, заклеймить, обвинить в том, что не выдержали, были сломлены, повели себя недостойно. Такие суждения и оценки часто звучат сегодня. Попытаться дать максимально взвешенную оценку – в этом наша задача.

Вы уже не в первый раз принимаете участие в конференции. Поделитесь, пожалуйста, впечатлениями об этом научном событии?

Мои впечатления самые положительные. Конечно, эта конференция уже проделала определенный путь. Мне кажется, к настоящему времени найден наиболее оптимальный её формат, который позволяет предельно спокойно и взвешенно, без лишнего пафоса и возбуждения, рассматривать очень сложные вопросы нашей церковной и гражданской истории. То, что в этом году проходит уже седьмая конференция, посвященная таким сложным вопросам, говорит о том, что найден правильный способ подачи материала и баланс между церковной и светской проблематикой. Велика в этом роль Соловков – места, которое связало воедино огромное количество вопросов, судеб, того, о чем можно говорить в самых разных аспектах. И, конечно, в этом видится огромная заслуга организаторов, они смогли нащупать правильную линию. Хочется надеяться, что это научное событие будет продолжаться и дальше.

Как Вы считаете, обозначились ли к настоящему времени устоявшиеся тенденции в этом ежегодном научном мероприятии, и напротив, что новое можно обнаружить в седьмой конференции?

Конечно, по сравнению с предыдущими встречами, сейчас чувствуется воздействие тех трудностей, с которыми все мы столкнулись. Например, бросается в глаза отсутствие зарубежных исследователей, которые всегда принимали участие в конференции и проявляли к этому большой интерес, пытались правильно понять, что здесь происходит, и вели себя вполне деликатно, несмотря на остроту, которая сейчас характеризует общеполитическую ситуацию в мире. Очевидно, что это временные сложности, которые будут преодолены. Будем надеяться, что конференции вновь станут более представительными, и в них примут участие и зарубежные исследователи, и те наши соотечественники, которые, к сожалению, не смогли добраться до нас и принять участие в этом событии. Самое главное – создана основа для плодотворного обсуждения столь сложной темы, и это очень ценно. Здесь само место располагает к этому.

Как Вы считаете, какие форматы, средства, помимо научных конференций, могли бы стать оптимальным способом сохранения памяти об узниках лагерей и популяризации лагерного наследия?

Конечно, нужно честно признать, что конференции привлекают внимание, в первую очередь, тех, кто в них участвует. Это достаточно узкий круг людей – исследователей. В то же время это костяк тех, кто может развивать эти сюжеты в научном отношении. Очень важно, чтобы эти люди, могли встречаться, общаться, искать взаимопонимание, без чего возможны столкновения и конфликты. Когда можно в неформальной обстановке обсудить друг с другом какие-то вопросы, появляется возможность для очень продуктивного научного процесса. Конференции очень важны, но если пытаться выйти на более широкую аудиторию, то здесь надо задействовать и другие средства. Важно публиковать то, что сделано, не только в научном, но и в популярном формате, привлекая помимо бумажных изданий, другие возможные формы – электронные, кинопродукцию, аудио, выставки и другие средства визуализации. Можно сказать, что все это так или иначе делается и здесь, и в других местах. Сказать, что теме репрессий уделяется мало внимания, наверное, было бы неправильно.

9 июля, 2021
«Мы пишем летопись вуза»

Очередное интервью в рамках научно-практической конференции «История страны в судьбах узников Соловецких лагерей» состоялось с Натальей Михайловной Шулаковой, директором Музея истории САФУ (Архангельск). В ходе беседы участница конференции поделилась своим опытом работы с темой репрессий и политической ссылки в контексте созидательной музейной работы над историей вуза.

- Уважаемая Наталья Михайловна, Ваш доклад был посвящён судьбам сотрудников архангельских институтов. Расскажите, пожалуйста, для наших читателей кратко об основных открытиях, сделанных Вами. Как давно Вы ведёте данную тему? Чем обусловлен Ваш интерес: профессиональной деятельностью или личными мотивами?

На конференцию мы привезли историю о судьбах сотрудников архангельского лесотехнического и педагогического институтов, ставших узниками соловецких лагерей. На примере жизни таких людей как Г.Е. Лукачер, Н.И. Ульянов, И.Е. Аничков, О.В. Волков, Б.Е. Райков в сложный переломный момент русской истории мы стремимся максимально полно воссоздать летопись нашего вуза. Конечно, слушать биографические доклады интереснее. Они показывают весь путь становления личности. Но, с другой стороны, когда берёшь в качестве предмета исследования несколько фигур, начинаешь видеть общие черты и закономерности. Например, для наших героев спасительным событием, как это ни парадоксально, стала война, которая их реабилитировала и спасла. Так, Борис Райков во время Великой Отечественной войны был полностью реабилитирован, получил профессорское звание, защитил докторскую диссертацию. Аничков был вызван в первый же год войны из блокадного Ленинграда как неблагонадежный, продолжил работу в Архангельске, что фактически спасло его от голодной смерти. Н.И. Ульянов во время войны эмигрировал. То есть мы посвятили доклад людям, которые пережили лагеря, и, несмотря на это, смогли вернуться к профессиональной и творческой жизни.

К этой теме мы обратились, готовя выставку к девяностолетию нашего вуза. Мы находили групповые фотографии 1930-х годов, на которых были изображены классического вида интеллигентные профессора и преподаватели, а на последующих фотоизображениях и в документах они пропадали, либо их портреты и имена были старательно стёрты. Мы стали изучать этот период подробнее. Оказалось, что период становления вуза стал тем временем, когда привлекались ценные кадры, но они же и попадали под нож репрессий.

- Представлена ли данная тема в Музее истории САФУ? Насколько легко раскрывать и доносить эту тему музейными средствами?

На основе накопленных материалов у нас была создана выставка о репрессированных в вузе, которая теперь стала частью постоянной экспозиции. К сожалению, мы сталкиваемся с тем, что люди, с одной стороны, даже в среде молодого преподавательского состава, обладают крайне малыми знаниями о периоде политических репрессий в нашей стране. С другой стороны, вторая часть публики не желает встречаться с этой темой. Страх, сформированный в сознании наших граждан в период политических репрессий, жив до сих пор. Это заметно даже по поведению посетителей на музейной экспозиции. Большинство проходят данный раздел очень быстро, не задерживаясь и не вчитываясь. Такие две модели поведения очень характерны для нашей аудитории.

- Вы постоянно работаете со студентами. Можно ли утверждать, что тема лагерей и репрессий не интересна молодому поколению? Как Вы считаете, что нужно делать, чтобы эта непростая тема находила должный отклик в умах и сердцах молодых людей?

Когда приходит большая группа студентов, их тяжело заинтересовать чем-либо. Особенно первый курс. И это не их вина. Это особенность современного «клипового» мышления. Однако, у нас есть проверенный рецепт. Когда обращаешься к их личному опыту, эмоциям, семейным историям, они непременно «включаются», отзываются вниманием и заинтересованностью. Я говорю им о том, что ваша энергия, ваша жизнь напрямую зависят от того, как жили ваши предки. Привожу в пример чествование памяти родственников, участвовавших в Великой Отечественной войне, например, в акции «Бессмертный полк». Провожу аналогии с необходимостью сохранения знания и памяти о предках, ставших невинными жертвами политической борьбы и репрессий.

- Планируете ли Вы и дальше работать в этом направлении, связанном с судьбами преподавателей-заключенных: создавать новые экспозиции или расширять уже существующие?

Мне бы хотелось подробнее узнать их биографии. Например, про Аничкова мне бы хотелось узнать больше как про религиозного философа, прочитать его сочинения и сделать их доступными для широкой общественности. По назначению своему мы – популяризаторы. Наша задача открыть, адаптировать для публики это непростое наследие: через книги, газеты, интернет, социальные сети. В нашей практике уже были такие случаи, когда разные родственные ветви репрессированных находили друг друга через наши публикации. Мы не располагаем достаточными площадями, чтобы представить в экспозиции историю жизни каждого из этих людей. Мы всегда делимся с исследователями, с публикой, в том числе виртуальной аудиторией, теми материалами, которые удалось собрать. Однозначно, данную тему мы не будем бросать. Эти имена будут обязательно включены в готовящейся выставке к 90-летию педагогического вуза.

- Наша конференция проходит уже в седьмой раз и собирает исследователей, занимающихся изучением судеб узников, и родственников заключенных. Какие Ваши впечатления от конференции?

Было бы ценно выкладывать на YouTube видеозаписи заседаний конференции. Сам формат видео способствовал бы привлечению широкой аудитории. Также интересен мог быть опыт проведения отдельных выступлений на открытом воздухе, способный собрать и подключить к мероприятию множество «случайных» людей.

Лично мне очень понравились все биографические доклады, а также искусствоведческое сообщение о роли Александра Ивановича Анисимова в изучении древнерусских памятников в Казанском крае. В целом я очень довольна, что мне удалось принять участие в этой конференции. Спасибо!

- Есть ли что-то личное, помимо темы Ваших научных интересов, что связывает Вас с Соловками?

Здесь прошла моя юность в составе студенческого отряда экскурсоводов «Биармы». Здесь сложился круг моих друзей. Мы хорошо общались с ребятами из МИФИ, которые реставрировали каналы, и до сих пор поддерживаем дружеские отношения. Именно здесь, на Соловках, я определилась профессионально, поняла, что хочу быть искусствоведом. Для меня это место вёрстки характера, поворотных моментов судьбы.

 

7 июля, 2021
Лето – это время творческих открытий!

С 16 июня в Школе ремёсел начался пленэр:  занятия по рисованию на природе для детей школьного возраста. Мы побеседовали с педагогом художественного направления – Алёной Атамановой, которая убеждена, что природа Соловков разнообразна и удивительна.

Расскажите подробнее о пленэре как о творческом процессе?

На пленэре, познакомившись с богатым наследием художников, изображавших природу Соловецкого архипелага,   мы учимся видеть окружающую нас красоту и рисовать с натуры,  начиная от маленького цветка, заканчивая прекрасными морскими просторами и сложной архитектурой Соловецкого монастыря.  Идя в познании натуры от простого к сложному, мы учимся замечать нюансы пропорций, подробности силуэтов, учимся видеть богатство цветовой палитры северной природы и передавать свои впечатления с помощью художественных средств в рисунке и живописи.

Поделитесь, какие материалы вы с ребятами используете на творческих встречах?

На наших занятиях мы используем разные художественные материалы: акварель, гуашь, графические мягкие материалы, карандаши. В каждом возрасте на первый план выходят разные задачи: для младших школьников – суметь передать цвет и форму предметов, для старших – найти интересный ракурс и композицию, соблюсти правила построения в рисунке, найти необходимую цветовую гармонию.

Уточните, пожалуйста, расписание?

Расписание пленэра: понедельник, среда, пятница с 17:00 до 19:00. Группа собирается в здании Школы ремёсел Соловецкого музея-заповедника.

ФОТО: Алёна Атаманова

Пленэр на берегу Белого моря
Вдохновляемся северной природой
Рисуем камни, в каждом особенный узор и цвет
Живопись с вдохновением!
Рисуем соловецкие сосны
Маленький художник – тоже творец!
Творческие посиделки
6 июля, 2021
Продолжается монтаж новой музейной экспозиции

В августе намечено открытие новой экспозиции Соловецкого музея-заповедника «Соловки. Испытание веры. Век ХХ». Интервью с автором дизайн-проекта помогает приоткрыть некоторые замыслы будущей выставки.

Готовящаяся к показу экспозиция посвящена тем людям, которые пострадали за исповедование веры в ХХ веке и были связаны с Соловецкими островами. Это заключенные соловецких лагерей, репрессированные за исповедание веры: иерархи православной церкви, священники, монахи, миряне; это братия Соловецкого монастыря. Отдельный комплекс посвящён мирянам, которые помогали соловецким узникам.

Идея выставки зародилась еще в 2012 году. Первоначальная концепция и тематические планы разрабатывались Антониной Алексеевной Сошиной. Соавтором является Анна Петровна Яковлева, заведующий отделом истории Соловецкого архипелага. В основу новой экспозиции положен хронологический принцип, который помогает раскрыть тему соловецких новомучеников и исповедников в общем контексте гонений на РусскуюПравославную Церковь, обобщить сведения о подвижниках веры – узниках соловецких лагерей, передать музейными средствами в возможной полнотерассказ о судьбах насельников обители и заключенных.

Первоначально дизайн выставки обсуждался с Алексеем Чекалем, он стал автором художественной концепции первого зала. Впоследствии над созданием дизайн-проекта экспозиции, начиная с 2016 года, трудился Николай Валерьевич Шток. В его задачи входило воплотить в жизнь замыслы экспозиционеров, через стилистическое и художественное решение выставочного пространства создать нужную атмосферу, в которой заданная тема раскроется максимально полно и эмоционально, найдёт отклик в умах и сердцах посетителей. В своём интервью Николай Валерьевич поделился некоторыми замыслами, заложенными в основу дизайн-проекта.

«Я с большим интересом и энтузиазмом взялся за реализацию этого проекта. В данное время я занимаюсь здесь авторским надзором, то есть руковожу монтажом стендов и прочих конструкций, которые были изготовлены ранее. Предполагаю, что основные работы будут завершены уже к концу месяца.

В экспозиции два зала. Концептуально они решены по-разному. В первом зале настроение создает резкий монохромный контраст белых и черных планшетов на фоне белых стен. Второй зал, наоборот, решался в более лёгкой цветовой гамме. Здесь были применены большеформатные конструкции с панелями с образными изображениями Соловков, относящимися к разным временным периодам. Они служат фоном для стендов с витринами, где размещается основная информация. Все фотографии и тексты напечатаны на оргстекле. Благодаря использованию прозрачного материала, настройке источников света, визуально они словно зависают перед зрителем, ненавязчиво, но глубоко погружая его в атмосферу тех событий, чувств и настроений. В отличие от первого зала, здесь стенды белые и печать на оргстекле тоже выполнена белым цветом.

Таково было общее художественное решение экспозиции. Первый зал более тяжёлый, эмоционально напряжённый и вдумчивый; второе помещение должно восприниматься более легко и примирительно. С помощью контрастов, использования дополнительных конструкций внутри выставочных стен мы хотели показать замкнутость среды и жизни в соловецком лагере.

Кроме основных текстов, в экспозицию включены цитаты священнослужителей и писателей, сопровождающие логику экспозиционного рассказа. Их вдумчивое прочтение настраивает на серьёзное, душевно чуткое восприятие темы. Также на стендах добавлены графические вставки, которые служат визуальным переложением надписей и символов, оставленных заключенными, например, молитва.

Все художественные элементы соответствуют общему замыслу и тональности экспозиции. Так, шрифтовое решение выбрано достаточно жёсткое, без изящных элементов и засечек. На мой взгляд, это тоже помогает сконцентрироваться на серьёзности восприятия темы, обращает особое внимание на содержание представленных материалов».

Об открытии нового объекта музейного показа читайте в наших последующих новостных выпусках.

Справочно:
Николай Валерьевич Шток – дизайнер-график, фотограф, книжный дизайнер, дизайнер выставочных пространств, преподаватель школы дизайна РАНХИГС и Национального института дизайна (до недавнего времени руководитель кафедры дизайна), участник и дипломант Московской международной биеннале графического дизайна «Золотая пчела»,а также ряда других международных выставок и биеннале, автор дизайн-проекта экспозиции «Соловки. Испытание веры. Век ХХ».

Н.В. Шток неоднократно приезжал на Соловецкие острова с художественными задачами, в том числе со студентами: «Для меня важно работать со студентами в полевых условиях, создавать экспериментальную графику, живопись на пленэре в такой ёмкой атмосфере, как на Соловках. Мы также проводим дизайнерские школы в Черногории, а сейчас планируем поездку на Алтай. В будущем обязательно хотелось бы снова вернуться на Соловецкие острова со студентами. Возможность творческой, экспериментальной работы с графикой и живописью в контексте Соловков – это самое ценное».

ФОТО: Ольга Лаврешова