Новости

-
25 сентября, 2020
Побег из Соловецкого лагеря особого назначения группы Ю.Д. Бессонова

Из Соловецкого лагеря особого назначения за время его существования было совершено немало побегов, как с материковых командировок, так и с самих островов (например, с октября 1926 года по октябрь 1927 года с Кемского пересыльного пункта было совершено 188 побегов и 12 – с Соловков).

Чаще всего беглецам не удавалось долго скрываться от погони: без документов, достаточного запаса продовольствия, не умея ориентироваться на местности, они становились скорой добычей пикетов ВОХРа и нарядов милиции. О благополучном исходе побега с архипелага достоверных сведений нет.

Но были и счастливые исключения. Первым известным нам успешным побегом был побег в Финляндию пяти заключённых из Кемского пересыльного пункта в мае 1925 года под руководством Бессонова Юрия Дмитриевича, человека незаурядных способностей, смелого и хладнокровного.

В начале революции Юрий Бессонов был организатором одного из военных союзов, выпускал воззвания и собирал подписи политических и общественных деятелей за продолжение войны с Германией, участвовал в походе генерала Корнилова на Петроград в августе 1917 года, а осенью того же года был назначен помощником коменданта Зимнего дворца, участвовал в его защите от большевиков. После октябрьского переворота его на некоторое время приютили казаки охраны, но в январе 1918 года Бессонову пришлось бежать в г. Сольцы Псковской губернии, где он зарабатывал на хлеб ковкой дров. Вскоре Юрий Дмитриевич был арестован, и это было началом долгого скитания по тюрьмам.

Одной из тюрем стал Соловецкий лагерь особого назначения. Прибыв в Кемский пересыльный пункт в феврале 1925 года, он с первого дня держался независимо, не скрывая своего презрения к чекистам и не подчиняясь приказам персонала.

Соседом по нарам оказался ротмистр Ингушского полка Созерко Мальсагов, которому Бессонов через два дня после знакомства предложил готовиться к побегу вместе. И вот два офицера, соблюдая строжайшую конспирацию, стали разрабатывать план побега, конечной целью которого была Финляндия. К этому рискованному делу привлекли ещё двух поляков – Эдварда Мальбродского и Матвея Сазонова. Мальбродский был особенно нужен, так как ему удалось пронести в лагерь в куске мыла компас, который при отсутствии карты имел решающее значение.

В намеченный день побега, 18 мая 1925 года, Мальсагову, который составлял списки заключённых, назначаемых на работы, удалось оставить группу из участников побега для работы по заготовке метел в лесу. Правда, пятым в группу пришлось вписать кубанского казака Василия Приблудина, который о планах остальных ничего не знал. Как только группа с двумя конвоирами оказалась в лесу, по условному сигналу Бессонова заговорщики набросились на красноармейцев и разоружили их. Ничего не понимающий Приблудин сначала очень испугался, но, поняв, в чём дело, уговорил и его взять с собой. Возник вопрос, что делать с конвоирами. Трое, в том числе и Мальсагов, были за то, чтобы убить их, но Бессонов, взявший на себя лидерство, был категорически против этого. Он считал, что идёт уже против воли Бога, применяя насилие, и хотел, чтобы его было как можно меньше. Красноармейцев взяли с собой и через день отпустили, забрав винтовки.

Первые дни шли без остановок, привалы были лишь минутными остановками на еду. Ощущение свободы двигало вперёд, хотя, остерегаясь дорог, приходилось преодолевать сложные топкие болота и густые заросли леса. Скоро стала сказываться усталость, закончился хлеб. Мальсагов отморозил ноги (через день после побега была сильная метель), и они причиняли ему нестерпимую боль. Встретившиеся карелы сообщили, что вся Карелия оповещена по телефону о побеге пяти человек. Крестьянам под страхом наказания было приказано не давать беглецам продуктов, а за поимку каждого из них обещано десять пудов муки. Дни шли за днями, надежда сменилась отчаянием, иногда беглецы без сил падали на землю от усталости и голода. Но «Бессонов, который сам утвердил себя в ранге безжалостного диктатора, потрясал винтовкой перед носом каждого, кто останавливался хотя бы даже на минуту, и грозил убить на месте. В тот момент он казался нам жестоким, но теперь я понимаю, что беспощадная строгость нашего командира в большей степени определила успех побега» - писал позже С.Мальсагов.

А погоня за беглецами не прекращалась. Как ни осторожничали, на одном из хуторов они нарвались на засаду. И лишь благодаря Бессонову, который был на редкость хладнокровным человеком, они были спасены от неминуемой смерти. Мало того, когда на мушке винтовки оказался красноармеец, не стал убивать его, а только напугал, выстрелив по печке и отбив кусок кирпича. Даже в такой критической ситуации для Юрия Дмитриевича, офицера, прошедшего войну и умеющего убивать, чужая жизнь была превыше всего.

Идти становилось всё труднее. От нервного напряжения обострились отношения. Люди всё чаще просили «передохнуть», но Бессонов хорошо знал, что значит это «передохнуть» - маленький отдых, а потом никого не поднять. «А ведь не граница подойдёт к нам, а мы должны подойти к границе», - убеждал он.

Голодать приходилось по три-четыре дня. Иногда на пути попадалась рыбацкая избушка, и, если в ней оказывалось съестное, забирали его, оставив деньги и записку: «Простите, но нужда заставляет нас заниматься воровством. Вот вам червонец». Большой удачей было, когда набрели на избу косарей с большим запасом крупы, хлеба и соли. Радость беглецов не знала границ, здесь они отдохнули и немного отъелись. И снова на запад, путаясь в озёрах, утопая в болотах.

Наконец, переплыв через бурную реку (уже в Финляндии узнали, что эта река считалась непреодолимой), беглецы поняли, что они достигли цели и находятся на территории Финляндии. Это произошло 22 июня, через 36 дней после начала «одиссеи». Финны приняли хорошо, проявили большое участие и заботу.

Юрий Дмитриевич Бессонов перебрался из Финляндии во Францию, издав свои воспоминания «Двадцать шесть тюрем и побег с Соловков», в которых интересно описаны подробности побега. Это стало возможным благодаря тому, что, готовясь к побегу, Бессонов взял с собой единственную ценную для него в лагере вещь – Евангелие. Он получил его совершенно невероятным образом получил в одной из тюрем ещё до Соловков. Это навсегда изменило его жизнь. Для себя он твёрдо решил: «Если буду жив, то пойду путём, указанным Христом».

Через три дня скитаний он уже начал сбиваться в счёте дней, и поэтому на полях книги стал ежедневно делать короткие дневниковые записи. Эти заметки, действительно прошедшие огонь и воду, дают полную картину всех превратностей этого побега. Книга была замечена и оценена. «Я этому парню верю, так не врут», - сказал Р.Клингер, прочитав её.

Юрий Бессонов остался верен своей клятве. Вся его последующая жизнь была посвящена служению Богу.

Самой большой болью Бессонова было то, что он навсегда лишился Родины. Стоило ли тогда бежать? Этот вопрос он задавал себе до конца жизни.

Скончался Юрий Дмитриевич по одним источникам в конце 1950-х, по другим – в 1970-е годы. Похоронен на русском кладбище Сент-Женевьев де Буа под Парижем.

По материалам Соловецкого сборника, выпуск 7.

23 сентября, 2020
«Мои Соловки» распахивают двери

В Архангельском краеведческом музее открылась выставка по итогам Всероссийского художественного конкурса «Мои Соловки» 2019-2020 годов. Работы юных художников будут экспонироваться в галерее Гостиных дворов до 25 октября.

О выставке

Напомним, что Всероссийский конкурс рисунков «Мои Соловки» стартовал в октябре 2019 года. Он проходил при поддержке Министерства культуры Архангельской области. Его организаторами выступили Соловецкий музей-заповедник и Детская художественная школа № 1 города Архангельска. Всего по итогам первого отборочного этапа на конкурс поступило 312 заявок. Из общего числа поступивших на конкурс рисунков экспертами были отобраны около 50 творческих работ, заслуживших высоких оценок и вошедших в отчётную выставочную подборку.

Особенностью этого года стало продление сроков приёма работ в связи со сложившейся эпидемиологической обстановкой, поэтому только в июне этого года были подведены окончательные итоги и выставка впервые распахнула свои двери в онлайн-формате. С работами победителей и финалистов конкурса можно познакомиться здесь: https://yandex.ru/collections/user/public_relations%40solovky.ru/vystavka-moi-solovki-2019-2020/

Рады сообщить, что с 23 сентября у всех желающих есть возможность увидеть подлинные детские работы и детально рассмотреть художественные композиции, созданные победителями и финалистами конкурса. Выставка экспонируется совместно с рисунками финалистов отрытого всероссийского конкурса детского и юношеского творчества с международным участием «Арктическая палитра-2020», организованного национальным парком «Русская Арктика». Мы ждём вас в галерее Гостиных дворов со вторника по воскресенье с 10 до 19 часов. Выставка продолжит работу до 25 октября.

 

Для юных архангелогородцев

Сотрудники образовательного отдела Соловецкого музея-заповедника предлагают юным архангелогородцам стать участниками интерактивного занятия «Семь чудес земли Соловецкой», которое будет проходить на базе выставки «Мои Соловки». Творческая встреча рассчитана на обучающихся начальной школы и направлено на первоначальное знакомство с главными достопримечательностями Соловецкого музея-заповедника и Соловецкого архипелага. Через увлекательную форму решения загадок дети узнают об удивительных и всемирно значимых памятниках, исторических объектах и природных особенностях далёких Соловецких островов.

Для предварительной записи на занятие обращаться по телефону: (8182) 20-92-15

Фото на заставке: Чумак Я.С.

Герасимова А.К. Зима на Соловках
Крикунова А.И. Полдень на Соловках
Алексеева С.А. Соловецкий лагерь
21 сентября, 2020
Новое издание Соловецкого музея-заповедника

Соловецкий музей–заповедник издал книгу под названием «Учебный отряд Северного флота на Соловецких островах (1939-1957). История и память».

Это  первая книга, рассказывающая о Соловецком Учебном отряде и его школах. В предисловии авторы подчеркивают, что она написана к 80-летию завершения процесса формирования Отряда и первого выпуска Объединенной школы в 1940 г., а также «в связи с некоторой исторической несправедливостью», сложившейся в общественной памяти по отношению к уникальному воинскому подразделению, которое подготовило и отправило на флоты и флотилии в 1941-1945 гг.  около 20000 «классных специалистов». «Несправедливость  заключается в том, что на фоне широко известной, многократно и детально описанной истории одной из шести школ, имеющих непосредственное отношение к  Учебному отряду - Соловецкой школы юнг ВМФ 1942-1945 гг. - ее «старший товарищ» - Учебный отряд и остальные пять его школ (Объединенная, оружия, связи, Электромеханическая, а также ШМАС – Школа младших авиационных специалистов), как правило, лишь упоминаются в СМИ и научно-популярной литературе. Данные школы были организованы раньше Соловецкой школы юнг, и четыре из них просуществовали на Соловках значительно большее время, выпустив в общей сложности около 50000 специалистов».

Авторы монографии перечисляют имена всех сотрудников музея, которые в разные годы начинали заниматься историей Учебного отряда и внесли посильный вклад в этот процесс. Продолжить исследования оказалось возможным лишь в связи с рассекречиванием в последнее десятилетие ряда документов, недоступных предшественникам. Появились новые данные о топографии Отряда, дислокации школ, количестве курсантов, закончивших основные школы, о Соловецком гарнизоне и основных его частях, о всех специальностях, которым обучали в школах отряда, об организации обороны архипелага в годы войны и налетах немецкой авиации на Соловки.

Особый интерес для авторов представляют места проживания курсантов  школ Учебного отряда. Опираясь на воспоминания начальника школы оружия в 1940-1945 гг. В.П. Черушева, описывавшего приблизительно места дислокации землянок, а также на данные из отчета Н.И. Шилова о их количестве, сотрудники музея А.Я. Мартынов, С.Б. Балан, А.Н. Соболев и краевед Л.И. Проурзин нашли и обследовали в 2018 г. остатки  65 землянок, полуземлянок и наземных построек, возведенных по приказу командира Отряда П.С. Броневицкого в 1941 г. (описание, планы, фотофиксация).

Публикуя эту книгу, авторы хорошо понимают, что написать книгу, достойную памяти воспитанников Учебного отряда Северного флота, еще предстоит, поскольку остается немало вопросов, на которые необходимо найти ответы, и «белых пятен» в его истории, которые следует «закрасить». Пока неизвестно, сколько курсантов закончили школы за все время их существования, сколько выпускников школ ушли на фронт и сколько из них не вернулись, в архивах не найдены имена ряда командиров и инструкторов, без ответа остается комплекс вопросов, связанных с наиболее забытой Школой младших авиационных специалистов и т.д. О системе оборонительных сооружений, созданной на Соловках в 1941-1942 гг., у авторов есть только самое общее представление.

А поэтому архивные и полевые работы были продолжены в 2019-2020 гг., когда рукопись книги уже было готова, и проходила этапы рецензирования, редактирования и издания тиража. В Центральном Военно-морском архиве и его филиале (в Гатчине) был выявлен ряд новых документов, открывающих важные и интересные детали процесса обучения, обустройства, быта, отдыха курсантов. Количество выявленных «в поле» землянок (вместе с хорошо известными землянками Школы юнг) выросло до 120, найдены более 50 объектов оборонительных сооружений (траншеи с пулеметными гнездами и стрелковыми ячейками, окопы, остатки артиллерийских батарей и др.), появились новые документы и фотографии военной поры. В Соловецком сборнике опубликованы новые статьи о Соловках в годы Великой Отечественной войны (о 24-м авиационном звене связи на Соловках, новых объектах Учебного отряда, новых статистических данных), содержание которых может войти в новое издание книги. Ее вероятные соавторы (М. Калатур, А. Мартынов, Л. Проурзин) надеются закончить ее к следующему юбилею Отряда в 2025 г.

 

 

 

17 сентября, 2020
О работе Александры Алёшковой в Соловецком музее-заповеднике

Александра Владимировна Алёшкова (Богданова) с 2016 г. является удаленным научным сотрудником Соловецкого музея-заповедника и осуществляет свою научно-исследовательскую деятельность по преимуществу в Москве и Санкт-Петербурге. Важным направлением научной деятельности А.В. Алёшковой является исследование московских и санкт-петербургских архивов с целью выявления новых дел по истории Соловецкого монастыря.

Александра Алёшкова имеет ученую степень кандидата исторических наук, полученную в 2016 г. по итогам защиты кандидатской диссертации по теме «Секуляризация церковных имуществ 1764 г. и Соловецкий монастырь (последняя треть XVIII века)». Основные результаты ее диссертационного исследования были отражены в монографии «Соловецкий монастырь в Екатерининскую эпоху (из истории секуляризационной реформы 1764 года)», опубликованной в 2017 г.

А.В. Алёшкова специализируется на истории Соловецкого монастыря в Синодальный период (XVIII – начало XX вв.). В настоящее время основной сферой ее научных интересов является социальная история Соловецкого монастыря. Исследователь готовит к публикации биографический справочник о насельниках Соловецкой обители XVIII – начала XX вв. За четырехлетний период работы ею была собрана информация более чем о 900 монашествующих. По ряду выдающихся персон были подготовлены научные публикации. В-первую очередь, внимание автора привлекли личности соловецких архимандритов, жизненный путь которых ранее не являлся предметом особого изучения. Так, за время работы в музее к публикации были подготовлены статьи об архимандритах Досифее I (1761-1777 гг.), Иерониме (1777-1793 гг.), Герасиме (1793-1796 гг.), Макарии (1819-1825 гг.), Досифее II (1826-1836 гг.), Иларии (1836-1842 гг.). Сейчас А.В. Алёшкова в соавторстве с супругом, кандидатом богословия диаконом Владимиром Алёшковым, готовят к изданию статьи еще о четырех соловецких настоятелях: Ионе (1796-1805 гг.), Иларионе (1805-1813 гг.), Паисии (1813-1819 гг.) и Димитрии (1842-1852 гг.), по окончании которых планируется создание монографии «Настоятели Соловецкого монастыря сер. XVIII – сер. XIX вв.».

Помимо исследований, посвященных соловецким архимандритам, А.В. Алёшкова подготовила статьи о некоторых других персонах, связанных с Соловецкой обителью: о соловецком постриженике игумене Николо-Угрешского монастыря Иларии (ок. 1792–1863) и о костяных дел мастере Осипе Христофоровиче Дудине (1715 – ок. 1792).

Автор продолжает заниматься и хозяйственно-экономической деятельностью Соловецкого монастыря, развивая тему диссертации. В 2016-2020 гг. А.В. Алёшковой были проведены исследования, посвященные отдельным хозяйственным темам: торговым связям обители во второй половине XVIII в., Соловецкой ярмарке на Петров день, Кильдинскому становищу Соловецкой обители на Мурмане, подворью Соловецкого монастыря в Москве в XVI–XVIII вв. Предметом пристального внимания исследователя стала «Офицерская» опись Соловецкого монастыря 1763–1766 гг. Итоги ее изучения были отражены в отдельной статье, а сам текст описи был подготовлен к публикации.

Важным направлением научной деятельности А.В. Алёшковой является исследование московских и санкт-петербургских архивов с целью выявления новых дел по истории Соловецкого монастыря. За четыре года автором было найдено около 2300 новых источников по истории Соловков, хранящихся в Российском государственном архиве древних актов (РГАДА), государственном архиве Российской Федерации (ГАРФ), Отделе письменных источников и Отделе рукописей Государственного исторического музея (ОПИ, ОР ГИМ), Отделе рукописей Российской государственной библиотеки (ОР РГБ), Российском государственном архиве литературы и искусства (РГАЛИ), Российском государственном историческом архиве (РГИА), Научно-историческом архиве Санкт-петербургского института истории РАН (СПбИИ РАН).

Помимо научно-исследовательской деятельности А.В. Алёшкова принимает участие в организации проходящей на Соловках конференции, посвященной историко-культурным традициям Соловецкого архипелага (в сентябре месяце, раз в два года). Автор участвует в редактировании сборников докладов конференции.

Ниже приведен список публикаций А.В. Алёшковой (Богдановой) с 2016 по 2020 гг.:

  1. Богданова А.В. Мирское население при Соловецком монастыре в XVIII в. // Русь, Россия: Средневековье и Новое время. Материалы V Чтений памяти академика РАН Л.В. Милова. М., 2017. Вып. 5. С. 334–341.
  2. Богданова А.В. Торговые связи Соловецкого монастыря во второй половине XVIII в. // Российская Арктика: проблемы и перспективы развития. Материалы научно-практической конференции 25 октября 2016 г. М., 2017. С. 260–273.
  3. Богданова А.В. «Офицерская» опись Соловецкого монастыря 1763–1766 гг. // Соловецкий сборник. Архангельск, 2017. Вып. 13. С. 102–111.
  4. Богданова А.В. Соловецкий архимандрит Досифей I (1761–1777 гг.) // Соловецкий сборник. Архангельск, 2017. Вып. 13. С. 112–130.
  5. Богданова А.В. Архимандрит Досифей I (1761–1777 гг.) // Историко-культурное и духовное наследие Соловков. Сборник тезисов докладов научной конференции. Соловки, 2018. С. 107–112.
  6. Богданова А.В. Соловецкий монастырь в Екатерининскую эпоху (из истории секуляризационной реформы 1764 года). М., 2017.
  7. Богданова А.В. Соловецкий архимандрит Иероним (Колпаков) (1777–1793 гг.) // Соловецкий сборник. Архангельск, 2018. Вып. 14. С. 70–81.
  8. Богданова А.В. Соловецкая ярмарка на Петров день // Соловецкий сборник. Архангельск, 2018. Вып. 14. С. 82–89.
  9. Богданова А.В. Секуляризация земель Соловецкого монастыря в 1764 году // Вестник Северного (Арктического) федерального университета. Серия: Гуманитарные и социальные науки. Архангельск, 2018. Вып. 2. С. 5–14.
  10. Богданова А.В., Никонов С.А. Кильдинское становище Соловецкого монастыря на Мурмане // Соловецкое море: историко-литературный альманах. Архангельск-М., 2018. Вып. 17. С. 50–57.
  11. Алёшкова А.В. Соловецкий архимандрит Герасим (Ионин) (1793–1796 гг.) // Соловецкий сборник. Архангельск, 2019. Вып. 15. С. 61–72.
  12. Алёшкова А.В. Костяных дел мастер Осип Христофорович Дудин (1715 – ок. 1792) // Соловецкий сборник. Архангельск, 2019. Вып. 15. С. 50–60.
  13. Алёшкова А.В. Соловецкий архимандрит Досифей II (Немчинов) (1826-1836 гг.) // Соловецкий сборник. Архангельск, 2020. Вып. 16. С. 60–82.
  14. Алёшкова А.В. Соловецкий архимандрит Макарий (1819–1826 гг.) // Соловецкий сборник. Архангельск, 2020. Вып. 16. С. 49–59.
  15. Алёшкова А.В., Шульгина Н.С. Ведомости о монашествующих в архиве Соловецкого монастыря (первая четверть XVIII – начало XX в.): особенности, типология, информационные границы // Соловецкий сборник. Архангельск, 2020. Вып. 16. С. 38–48.
  16. Алёшкова А.В. Братия Соловецкого монастыря в 1820–1830-е гг.: численный, возрастной и социальный состав // Беломорье и прилегающие территории: история и культура с древнейших времен до наших дней. Сборник тезисов научных докладов конференции. Соловки, 2020. С. 200–207.
  17. «Офицерская» опись Соловецкого монастыря 1763–1766 гг. / Сост. А.В. Алёшкова (публикация отправлена в ред. портфель).
  18. Алёшкова А.В. Соловецкий архимандрит Иларий (1836–1842 гг.) // Соловецкий сборник (статья отправлена в ред. портфель).
  19. Алёшкова А.В. Описи Соловецкого монастыря XVIII в.: краткий обзор и информационные границы // Соловецкий сборник (статья отправлена в ред. портфель).
  20. Алёшкова А.В., диакон Владимир Алёшков. Подворье Соловецкого монастыря в Москве в XVI–XVIII вв. // Соловецкий сборник (статья отправлена в ред. портфель).
  21. Алёшкова А.В., диакон Владимир Алёшков. Соловецкий постриженик игумен Николо-Угрешского монастыря Иларий (ок. 1792–1863) // Соловецкий сборник (статья отправлена в ред. портфель).
15 сентября, 2020
Роль Петра Барановского в сохранении соловецкого наследия

Удивительный человек, выдающийся ученый и реставратор, великолепный знаток и ценитель памятников отечественной культуры, П.Д.Барановский посвятил делу сохранения и возрождения культурного наследия нашей страны, без преувеличения, всю свою жизнь.

Север

Разорения храмовых сооружений начались на Севере в первые же годы советской власти. Барановский ясно представлял себе «возможности» союза безбожников, он не сомневался: уничтожат все под корень. И поэтому с невиданным упорством фиксировал всеми возможными способами то, над чем нависла смертельная опасность. Предвидение того, что увиденные им за время экспедиций по северу шедевры зодчества его не переживут, почти полностью сбылось. В составленном в 1962 году «Перечне научных исследований… и проектов реставраций памятников архитектуры, выполненных архитектором-реставратором П. Д. Барановским» почти против каждого объекта примечание: «Больше не существует». До нашего времени чудом сохранились считанные единицы деревянных храмов, небольшая часть той северной «деревянной цивилизации», которую еще успел увидеть Барановский в двадцатых годах прошлого столетия.

Соловки

После закрытия Соловецкого монастыря его ценности вывозились в течение нескольких лет разными комиссиями. Так, в августе 1920 года комиссия Архгубчека обнаружила на чердаке Спасо-Преображенского собора 59 предметов из ризницы, а в начале мая 1922 года в монастырь прибыла комиссия по изъятию ценностей в Помгол (помощь голодающим Поволжья). Вместе с комиссией от Главмузея на Соловки прибыли художник-эксперт М.Мошков, и через некоторое время – Н. Померанцев и П. Барановский. По приезду они застали 19 уже укомплектованных, но ещё не закрытых ящиков с ценностями, охарактеризовав работу Помгола «как акт вандализма». В храмах стояли ободранные иконостасы, повсюду валялись порушенные иконы. Работники Главмузея вели борьбу за каждый экспонат, в результате которой удалось разделить ценности на три группы: 11 ящиков предназначалось для Помгола, 5 - для музея, остальные были обозначены как спорные. Борьба за ценности продолжалась. Благодаря упорству Н.Померанцева, П.Барановского и директора Оружейной палаты Д.Д. Иванова, удалось спасти от уничтожения большую часть предметов этого вывоза. Вывезенные с Соловков в те годы ценности попали в крупнейшие музеи нашей страны.

В 1922–1923 годах Наркомпросс организовал экспедицию по передаче зданий Соловецкого монастыря новым хозяевам - остров и монастырь превращали в грандиозный концентрационный лагерь. Белыми ночами Барановский круглосуточно вел исследования и обмеры главных строений монастыря. Тогда же он выпилил и доставил в Москву часть главных монастырских ворот с огромным кованым замком - свидетелем многовековой истории Соловков.

В заключение

Разменяв десятый десяток лет и почти ослепший, Пётр Барановский скончался в 1984-м, незадолго до конца власти, которая упорно сопротивлялась его труду сохранения памятников русской культуры.

По материалам Соловецкого музея-заповедника и информационного агентства «Dvina29».

Источник фото: rublev-museum

12 сентября, 2020
Интервью с участником конференции. Татьяна Шевченко

Одним из результатов научно-практической конференции Соловецкого музея-заповедника «История страны в судьбах узников Соловецких лагерей» в 2020 году стала серия интервью с участниками.

Предлагаем вашему вниманию запись беседы с Татьяной Ивановной Шевченко, кандидатом богословия и исторических наук, старшим научным сотрудником Отдела новейшей истории РПЦ Православного Свято-Тихоновского гуманитарного университета (Москва). На конференции Татьяна Ивановна выступила представила доклад по теме «Три инока – три судьбы: валаамцы Соловецких лагерей прмч. Галактион (Новиков), иеродиаконы Осия (Малиновский) и Иоанн (Оглоблин)»

- Татьяна Ивановна, добрый день! Скажите, пожалуйста, Вы уже посещали Соловецкие острова вне конференции «История страны в судьбах узников Соловецких лагерей» или это Ваша первая поездка? Какое впечатление на вас произвело это место?

- Здравствуйте. Это мое первое посещение Соловков. Я много слышала о Соловецком монастыре и, конечно же, о лагере здесь. Давно хотела посетить Соловки, поклониться святыням, помолиться, попросить прощения и заступничества соловецких святых и новомучеников. Безмерно благодарна Богу за такую возможность, которая представилась мне в рамках посещения «Дней памяти».

- Расскажите, пожалуйста, кратко о содержании Вашего доклада на конференции для посетителей нашего сайта. К каким главным выводам Вы пришли, занимаясь данной темой?

- Доклад основан на материалах следственных дел, по которым проходили валаамские монахи. Я рассказала о том, как после пребывания в Соловецком лагере особого назначения сложилась жизнь троих иноков Валаамского монастыря. Иеромонах Галактион (Урбанович-Новиков), заведовавший Московским Валаамским подворьем, отбывал здесь ссылку в 1927-1932 гг., он был в 2000 г. причислен к лику новомучеников и исповедников Российских, будучи расстрелянным в 1937 г. в другой ссылке, уже в Казахстане. Иеродиакон Осия (Малиновский), пошедший на сотрудничество с органами в 1928 г., хотя и был отпущен из соловецкой ссылки раньше положенного ему 10-летнего срока (1930-1937 гг.), был почти сразу повторно арестован и расстрелян в Бутово в 1937 г. Выживший же после 10-летней ссылки (1930-1940 гг.) иеродиакон Иоанн (Оглоблин), также в 1930 г. дававший подписку о «сотрудничестве», на воле честно и самоотверженно служил Церкви, 18 лет (с 1954 г.) был настоятелем Троицкого храма г. Белёв, стал архимандритом, имел церковные награды, стяжал любовь и уважение паствы, предвидел свою кончину в 1972 г., скончался, мирно причастивших Святых Христовых Тайн.

Во время следствия против «нелегального монастыря» Валаамских монахов при Ржевской церкви в Москве 1930-го г., после которого отцы Осия и Иоанн были направлены в Соловецкий лагерь, все фигуранты следствия, в том числе и эти двое, давшие подписки о сотрудничестве, заявили, что в будущем намерены продолжить служение Церкви. Также все фигуранты следствия заявляли, что не вели пропаганды против советской власти и признают её, как и всякую другую власть, «ибо нет власти не от Бога». Все иноки также заявили, что признают и митрополита Сергия (Страгородского). Оказалось, советская власть никакого диалога с «церковниками» не хотела, даже с теми, кого принудила к сотрудничеству и предательству своих собратий. Ей нужен был повод видеть в церковных служителях «врагов», которых можно было оправданно уничтожить. Более того, этой власти не нужны были свидетели ее преступлений, почему сотрудничавшие с ОГПУ иноки получили самые суровые приговоры, вплоть до расстрела. Тем уникальнее кажется судьба выжившего архимандрита Иоанна (Оглоблина), сумевшего пережить тяготы десятилетней ссылки, избежать расстрела, и продолжить служение людям и Церкви.

- Считаете ли Вы формат научной конференции эффективным способом популяризации темы лагерей и репрессий?

- Безусловно. Я не вполне принимаю слово «популяризировать» в этом контексте. Но исследовать эту тему надо, ее, безусловно, нужно осмысливать, переживать и делать выводы. Не нужно прятать, замалчивать, стыдится своей истории. Как-то мне встретилась грузинская, кажется, поговорка, которая звучит примерно как: «Отец, если хочешь, чтобы твой сын не вырос предателем, не лги ему в детстве». Поколения сменяют друг друга, за молодежью будущее, они должны знать правду и сами принять решение, как они к этому относятся. Но для этого нужно выяснить эту правду, постараться быть объективными, что мы и пытаемся сделать, и для чего обязателен научный подход, предполагающий строгую документальность и ссылки на архивы.

- Что означает для Вас участие в конференции «История страны в судьбах узников Соловецких лагерей»?

- С одной стороны, научный интерес, связанный с моей работой, возможность познакомиться с коллегами, узнать что-то новое, обменяться информацией, мыслями, т.е. это возможность быть частью научного сообщества, конечно. С другой – это мой долг, дань уважения подвигу людей, прошедших через лагеря и сохранивших веру, человечность, любовь, преданность делу.

-  Есть ли что-то личное, помимо темы Ваших научных интересов, что связывает Вас с Соловками?

- Никто из известных мне родственников не был здесь в лагере. Но знаю, что дедушка около 1935-1940 гг. «сидел» где-то под Петрозаводском. В семье было не принято говорить об этом. Он отбыл срок, воевал, был в плену, вернулся и вскоре умер. Бабушка практически ничего мне не рассказывала о нем. Знаю, что дед позднее написал вручную «книгу», которую бабушка сожгла. Раньше я думала, это была ее женская причуда, но теперь склоняюсь к мысли, что она просто боялась за семью из-за того, что там было написано. Мне кажется, это, к сожалению, почти типичная ситуация для современной России. Я часто встречаю людей, у которых кто-то из родных в сталинское время прошел через лагеря и тюрьмы, как правило, несправедливо, по мнению родственников. Но об этом сами родственники молчат даже в своих семьях. Настолько запуганы и задавлены были люди. Они воспринимали это либо как должное, либо как несмываемый «позор». Предстоит еще долго выходить из этого неестественного состояния «несвободы» думать, чувствовать так, как подсказывает совесть. Я вот, например, до сих пор не уверена, стоит ли мне об этом событии рассказывать…

- Татьяна Ивановна, благодарим за ответы. Надеемся на дальнейшее сотрудничество. Всего доброго!

Т.И. Шевченко. Фото: Ю.Б. Гендлин, источник: из архива Соловецкого музея-заповедника.
Т.И. Шевченко. Фото: Ю.Б. Гендлин, источник: из архива Соловецкого музея-заповедника.
Т.И. Шевченко. Источник: из личного архива Т.И. Шевченко.
11 сентября, 2020
Девушки – курсанты Учебного отряда Северного флота

Продолжаем цикл публикаций к 80-летию организации Учебного отряда Северного флота на Соловецких островах. Девятый выпуск раскрывает историю военной подготовки женщин в рядах Учебного отряда.

Известно, что женщины принимали активное участие в военных действиях времён Второй мировой войны. Они проходили подготовку и сражались в одном строю с мужчинами. Так было и в Учебном отряде Северного флота, расположенном на Соловецких островах.

Девушек призвали в 1942 году постановлением Государственного комитета обороны № 1703. 30 мая первую группу курсанток доставили на Соловки. В политдонесении о приеме молодого пополнения от 19 июня 1942 года значится, что на архипелаг прибыло 234 девушки для обучения специальностям Военно-морского флота. Девушки были направлены в Школу связи – 117 человек (все радистки) и в Объединенную школу – 117 человек (из них обучались на химистов – 34 человека, на кладовщиков – 83 курсантки). Как правило, девушки, имевшие среднее образование, учились на радисток и связисток. Кроме того, кто-то работал в кадровой роте и в госпитале.

Из воспоминаний В.Д. Лысковой (Смеловой): «После санитарной обработки нас всех разместили в заранее подготовленных помещениях: девушек из Школы связи – в отдельном корпусе, из Объединенной школы – в кубриках второй роты в одном из корпусов Кремля. В кубриках были лозунги, плакаты, портреты руководителей партии и правительства, тексты военной присяги».

Занимались с девушками военнослужащие Военно-морского флота. Под их руководством курсантки осваивали аппаратуру, радиотехнику, электротехнику. Политико-воспитательную работу проводили комсорги смен, с положением на фронтах знакомили ежедневно. В Учебном отряде специально подбирался и инструктировался начсостав рот девушек. Ротой радисток в Школе связи командовал главный старшина Каинов. Политруком роты был старший политрук Ельцов.

Кроме того, девушки посещали Кремль, где командование организовывало лекции, доклады, концерты. Из воспоминаний Г.Н. Ядрихинской: «Многие из нас принимали активное участие в художественной самодеятельности в Доме флота Учебного отряда». Из девушек был организован отдельный хор. Исполнялись песни военного времени («Что ты смотришь, родимый товарищ…», «Ой Днипро, Днипро») и русские народные песни. Солисткой и запевалой была Катя Ярина-Волкова.

С июня по октябрь 1942 года на Соловках по ускоренному курсу обучали связисток. Они были нужны флоту на посты Службы наблюдения и связи, в штабы и подразделения. За три месяца из девушек вышли хорошие специалисты. Передача и прием были отработаны «на отлично» (120 знаков в минуту). В конце учебы девушки исключительно хорошо сдали строевую подготовку на плацу Школы связи, четко и точно выполнив все команды. После окончания подготовки большинство девушек оказалось на полуострове Рыбачьем.

Многие из девушек-добровольцев на флоте были медсёстрами, некоторые из воспитанниц Учебного отряда служили в батальоне воздушного наблюдения и других частях.

 

Из воспоминаний В.Д. Лысковой (Смеловой), г. Мурманск (Архив Соловецкого музея-заповедника. Ф 2. Оп. 2. Л. 1.):

«…Ранним утром, при тихой штилевой погоде, нас на барже доставили на Соловки. Старый причал – белоснежные стены Кремля и высокий монастырь нас поразили. Встретили нас начальник Учебного отряда генерал-майор [П.С.] Броневицкий, начальник Объединенной школы А.П. Баруздин и военком школы В. Столяров. Одеты они были в мундиры (торжественно). В Школу связи от нас увели девчат, и больше я с ними ни разу не встречалась. Хотя знала, что это недалеко – 3 километра. Разместили нас в Кремле, а затем по большому сбору всех построили на коридоре. Генерал-майор предупреждал, что условия для нас будут самые неподходящие, и ухаживать за собой придется очень мало, а поэтому у кого длинные косы, их надо состричь. Баня тоже работала нерегулярно, все собирались купаться на озерах, сушили всю одежду на себе, а гладили руками. Предупредил, что жить летом будем в землянках и палатках, а осенью в Кремле.

Для нас ребята краснофлотцы построили землянки и растянули палатки. По 90 человек поместили в землянки. Там были сплошные двойные нары, и грунтовая вода стояла ровно под первые нары. С подъема до отбоя мы не находились в землянках, поэтому как-то и не замечали. Да еще отработка по боевой тревоге. Выбегали, а сапоги задниками наперед и фланелевки вперед гюйсом. Раз по 6 и больше поднимал нас военком по тревоге. А боевая выучка, отработка такой трудной задачи была в совершенстве освоена и как легко было потом в части. Строевой подготовкой занимались на территории аэродрома, около моря. Благодарны за это военкому. Учебные классы были в Кремле, а камбуз летний расположен был на расстоянии километра или еще больше.

Группы химистов были по 30-40 человек. Было 2 группы, в одной из групп была и я. А кладовщики все были разделены на группы – продовольствеников-вещевиков, шкиперов, и, наверное, технического оснащения…

Старшиной нашей женской роты был Хоменко, командиром роты капитан Кочетков. После окончания Учебного отряда в октябре 1942 г. нас списали в распоряжение Северного флота. До окончания войны я служила в аккумуляторной станции…».

Продолжение следует…

Выпускницы Школы связи в Ваенге во время службы в 356-ом отдельном батальоне воздушного наблюдения. 1944 г.
Девушки-курсанты Школы связи УО СФ с полковым комиссаром и начальником Школы Г.И. Ермаковым (справа). Лето 1942 г.
Девушки - инструкторы Школы связи УО СФ. Соловки. 1943 г.
Группа младших командиров 78-го Военно-Морского госпиталя. Соловки, 1943-1945 гг.
7 сентября, 2020
Светлой памяти Михаила Васильевича Лопаткина

Сегодня день прощания с Михаилом Васильевичем Лопаткиным, руководившим Соловецким музеем-заповедником на протяжении семи лет: с 2000 по 2005 и с 2007 по 2009 годы. 4 сентября 2020 года он ушёл из жизни.

Вклад Михаила Васильевича в развитие Соловецкого музея-заповедника и Соловецких островов сложно переоценить. Находясь на посту директора, он успел воплотить в жизнь многие идеи, ставшие основой для долгосрочного развития многих направлений деятельности. Так, уже в 2000 году с командой единомышленников он приступил к разработке Стратегического плана развития Соловецкого музея-заповедника.

При Михаиле Лопаткине были учреждены и введены в действие целые отделы, отвечающие за стратегически важные направления работы. Так, в 2001 году в структуре музея создано подразделение «Образовательный центр «Соловецкие острова», первым руководителем которого стала Л.В. Шилова (Лопаткина). Стартовала образовательная программа, ориентированная на специализированный прием и обслуживание учащихся школ, вузов, представителей творческих профессий. В том же 2001 году в целях обеспечения охраны объектов музея создана Служба безопасности.

В 2002 году в структуре музея создан сектор «Центр реставрации и содержания памятников», который возглавил Е.Ю. Никонов. Благодаря деятельности центра в период с 2002 по 2009 годы музеем значительно расширен объем работ по консервации, реставрации, приспособлению и музеефикации объектов наследия, благоустройству и созданию новых объектов показа. В 2003 году по инициативе директора в музее создан отдел информации и связей с общественностью, призванный усилить присутствие музея в российском и международном информационном пространстве, развить связи с партнерами музея.

Кроме того, при Михаиле Лопаткине и при его непосредственном участии в Соловецком музее-заповеднике впервые прошли многие культурно-просветительские мероприятия и акции, ставшие затем ежегодными и традиционными. Так, в 2001 году в музее были организованы первая Соловецкая ярмарка ремёсел и первый конкурс «Соловецкий сад-огород». В 2002 году впервые прошёл праздник «Соловецкая масленица». В 2005 году совместно с клубом авторской песни «Восток» (Санкт-Петербург) учрежден и проведен первый Фестиваль бардовской песни «На Соловецких островах». Председателем жюри фестиваля избран В.И. Вихорев, автор легендарной песни «На Соловецких островах» (1965 г.).

Михаил Васильевич большое внимание уделял развитию экспозиционных возможностей музея и привлечения посетителей. При нём разработаны Концепция и Программа развития системы экспозиций музея-заповедника, ежегодно осваивались новые выставочные темы, открывались временные и постоянные экспозиции, всё больше интерьеров памятников архитектурного ансамбля Соловецкого монастыря включались в экскурсионный показ.

Опытный и дальновидный руководитель, Михаил Васильевич Лопаткин осознавал необходимость маркетингового развития и расширения информационного присутствия музея. В 2001 году был проведён первый конкурс СМИ «Соловки в зеркале прессы» и учреждено печатное периодическое информационное издание музея – «СМ Вестник». В 2003 году состоялась презентация, и начал работать официальный сайт Соловецкого музея-заповедника.

Достижения Соловецкого музея-заповедника в период 2000-2009 годов во многом связаны с именем Михаила Лопаткина. Перечисленные результаты – лишь малая часть того, что ему удалось воплотить в жизнь на посту директора.

Передовые взгляды и внимательный анализ ситуации, блестящие организаторские способности, всесторонняя эрудиция и жизненный опыт, удивительная самоотдача и преданность делу, неравнодушное отношение к окружающим и чувство товарищества – личные качества и таланты, которые сопутствовали М.В. Лопаткину как в профессиональной сфере, так и в личной жизни.

Сотрудники Соловецкого музея-заповедника выражают глубочайшие соболезнования родным и близким, коллегам и друзьям Михаила Васильевича. Память о нём сохранится в сердцах многих людей, знавших его при жизни, а также в результатах его профессиональной деятельности, оставившей яркий след в истории Соловецкого музея-заповедника.

М.В. Лопаткин. Фото с сайта museum.ru
М.В. Лопаткин. Фото 2004 года из архива Соловецкого музея-заповедника.
М.В. Лопаткин. Фото 2008 года из архива Соловецкого музея-заповедника.
4 сентября, 2020
Интервью с экспертом. Елена Поликарпова

Начинаем публикацию цикла бесед с участниками VI научно-практической конференции «История страны в судьбах узников Соловецких лагерей», которая состоялась в Соловецком музее-заповеднике в конце августа 2020 года.

Елена Вакифовна Поликарпова – кандидат филологических наук, доцент кафедры перевода и прикладной лингвистики Северного (Арктического) федерального университета (г. Архангельск). На конференции «История страны в судьбах узников Соловецких островов» Е.В. Поликарпова представила доклад по теме: «Судьба священнослужителей-узников Соловецких лагерей (на материале немецкоязычных книг Арсеньевой А.С.)».

Добрый день, Елена Вакифовна! Расскажите, пожалуйста, подробнее о выбранной вами теме. Как давно Вы ей занимаетесь? Чем вызван Ваш интерес?

- Изучение биографических данных писательницы дворянского происхождения и исследование ее литературного творчества осуществляется мной, а также другими членами временного творческого коллектива в рамках регионального научно-исследовательского проекта РФФИ «Русские писатели-эмигранты с Архангельского Севера Е.А. Гагарин, А.С. Арсеньева, Г. Ревальдт в Германии в 1930-1940-е гг.: реконструкция биографий и исследование их русского и немецкоязычного литературного творчества». 

Все накопившиеся переживания и чувства А.С. Арсеньева смогла переложить на бумагу лишь после выезда в Германию, где ее не ограничивала жесткая цензура советского правительства, но все же во многом сдерживали условия нацистского режима. Воспоминания о советских лагерях, тюрьмах и ссылках не покидали А.С. Арсеньеву до конца дней ее жизни. Анна Сергеевна Арсеньева является автором двух романов, которые были изданы на немецком языке под псевдонимом Анны Анзеровой: «Aus dem Land der Stummen» (Из страны безмолвия) в 1936 году и «Am Weißen Meer» (У Белого моря) в 1938 году. Данные романы были изданы не только на немецком, но и на голландском языке и до недавнего времени не были переведены на русский язык. Перевод данных произведений осуществляется с сентября 2017 года в рамках переводческой части вышеуказанного проекта РФФИ. Материалом для данной статьи послужил немецкий текст-оригинал «Am Weißen Meer» и рабочий вариант его перевода на русский язык, выполненный студентами второго и третьего курса кафедры перевода и прикладной лингвистики Cеверного (Арктического) федерального университета имени М.В. Ломоносова под моим руководством. В настоящее время текст перевода находится в процессе редактирования с целью последующего опубликования.

Перевод романов осуществлялся 15 студентами 3-его и 4-ого курса кафедры перевода и прикладной лингвистики Высшей школы социально-гуманитарных наук и международной коммуникации САФУ в рамках переводческих практик. Современным студентам трудно представить условия жизни, описанные в романах. Перевод был также затруднен присутствием в тексте романов большого количества историзмов, среди которых особо выделяются советизмы. Для осуществления качественного перевода необходимы консультации переводческого коллектива, в рамках которых обсуждались такие вопросы, как нюансы исторического времени описываемых событий, единый подход при задействовании лексем исторического пласта, унификация переводческой тактики и стратегии в рамках решения сходных переводческих ситуаций, выборе той или иной переводческой трансформации, написания имен, топонимов и т.п. Поэтому самым действенным методом при переводе данных романов оказывается метод верификации, выверки, которая в вышеуказанном переводе касается всех уровней языка: лексического, морфологического, синтаксического, а также орфоэпии и орфографии.

Несмотря на трудность переводческой работы, а теперь и редакторской, мы рады, что прикоснулись к творчеству писательницы, творчество которой оценено следующей цитатой Николая Арсеньева, её брата, известного философа и гуманиста России: «Именно во времена нынешних потрясений, в непосредственно наше время, какие необыкновенные женские характеры! Посреди большевистской одержимости, посреди арестов, насильственных разрывов семейных связей, депортаций, концентрационных лагерей и на фоне смерти – эти яркие, смелые матери, жены и сестры источают мужество, силу и любовь, несут спасение, черпая силу любви, восходя корнями к Богу, воплощают собой любовь, мужество и прощение. Надо много о них писать. Такие жемчужины надо собирать, самые прекрасные жемчужины нашего времени, так быстро уходящего» (Arseniew, Nicolaus, von. Die geistigen Schicksale des russischen Volkes. Graz, Wien, Köln: Verlag Styria, 1966).

- Случались ли в Вашей деятельности находки или открытия при изучении ваших тем?

- Очень многое в истории нашей страны открылось лично мне как автору и редактору перевода, равно как и в переводоведении и в литературоведении. Никогда ранее мы, переводчики, не соприкасались с жанром мемуарной, ангажированной литературы или литературы воспоминаний. Произведения русской по происхождению писательницы Анны Сергеевны Арсеньевой (1897-1942, псевдоним – Александра Анзерова) можно причислить к эмигрантской прозе или к так называемой литературе изгнания, известной также как литература свидетельств, литература свидетельствования, ангажированная литература.

Литература эмигрантов из Советской России создавалась за рубежом вне установленных на родине идеологических рамок, поэтому «против нее велась ожесточенная борьба». С опубликованием в Германии 30-х годов XX века книг писателей эмигрантов-выходцев из России возникает особый жанр литературы – эмигрантский роман, который на данный момент является малоизученным. Эмигрантский роман можно охарактеризовать как жанр, появившийся в результате русской революции 1917 года, так и последовавших за ней событий, которые стали причиной массовой эмиграции культурной элиты. В эмигрантском романе явно прослеживаются черты документализма и документальности. Это было очень интересно, подчас тяжело, прикоснуться к истории через перевод литературного слова особого документального жанра с целью прояснить эпизоды далекой от нас, но необходимой нам как исторические корни правды. Молодых переводчиков через историю страны мы приучали к адекватному переложению событийности и фактуальности, избегая переводческих, а подчас и человеческих ошибок.

- Наша конференция проходит уже в шестой раз и собирает исследователей, занимающихся темой узников и родственников заключённых. Какие Ваши впечатления от конференции. Как Вы считаете, насколько формат научной конференции позволяет актуализировать тему, связанную с лагерем, среди широкой общественности?

- Мы впервые на такой конференции. Впечатлены глубиной и содержания, и прочувствованности тем докладов. Верим, что прояснение общего исторического хода страны без прояснения эпизодов её истории через судьбы отдельных людей обойтись не может. Активная издательская деятельность организаторов конференции через литературное и Божье слово поможет сориентироваться новому поколению россиян в политике, краеведении и человеколюбии.

- Как Вы думаете, в каких аспектах можно совершенствоваться организаторам в плане подготовки конференции?

- Трудно себе представить, как можно улучшить работу на высоком уровне организованной конференции! Мне понравилось участие представителей разных профессий, не только историков. Духовники, священники как будто вели наши души к каким-то открытиям. При подготовке докладов в самый последний момент всплывали интересные факты. Что-то нереально чудодейственное есть в этой конференции. Как будто узники лагеря сами помогают расставить все на свои места и вернуть им имя и тем самым память. Я за профессиональное разнообразие участников с несомненно важным кураторством именно со стороны священнослужителей и музея!

- Возможно, Вам бы хотелось включить в программу конференции дополнительные мероприятия. С радостью выслушаем Ваши предложения!

- Трудно предложить включить в программу дополнительные мероприятия, потому что концепция конференции ныне являет собой отшлифованный годами успешный подход. Хочется сказать огромное спасибо за приглашение и организацию этой конференции. Будем работать над новыми темами, чтобы вновь внимать слову Божьему на благодатной земле Соловков в рамках следующей конференции в качестве участников, причастных к душетрепещущим темам истории Отечества!

- Елена Вакифовна, благодарим Вас за ответы и высокую оценку конференции. Всего доброго!

Е.В. Поликарпова. Фото: Ю.Б. Гендлин, из архива Соловецкого музея-заповедника
2 сентября, 2020
Соловецкие видео-истории от Школы юного музейщика

Онлайн-смена Школы юного музейщика по теме «Свет! Камера! Мотор! Снимаем видео в музее» поздравляет участников с успешным окончанием курса и началом школьного учебного года.

Напомним, что второй набор Школы юного музейщика состоялся в дистанционном (онлайн) формате. Его участниками стали восемь соловецких школьников, обучающиеся 6-9 классов.

Ребята успешно справились с программой курса. Поразмышляли о целях и возможностях создания видео в музее и для музея, изучили и проанализировали примеры музейных видео-роликов, познакомились с основными принципами композиции, операторской работы, попробовали себя в написании текстов и сценарных планов.

Итогом обучения по программе Школы юного музейщика в 2020 году стали авторские видео-сюжеты, связанные с историей или природой Соловецких островов. Школьники испытали себя в роли музейного профессионала, рассказывающего о соловецких достопримечательностях. Они самостоятельно прошли все этапы создания небольшого видео: от выбора темы, проработки идеи – до создания сценарного плана, непосредственного процесса съёмки, монтажа и обработки. И пусть при этом использовалась видео-камера собственного мобильного телефона и доступные всем приложения для обработки видео, на данном этапе важна не столько техническая сторона, а сам процесс отработки навыков и, конечно, желаемый результат!

Так, Анна Кравцова создала настоящую видео-экскурсию по Ботаническому саду Соловецкого музея-заповедника. Она заранее разработала маршрут и продемонстрировала его наглядно с помощью карты, отобрала интересный материал про растения сада и их символическое значение, показала наиболее значимые объекты и памятники. Карина Федотова темой своего видео-сюжета выбрала «танцующие» берёзки. Живой и непосредственный язык повествования, удачно подобранные жесты, умение держать себя на камеру помогли Карине увлекательно и непринуждённо выстроить свой рассказ об одной из удивительных природных особенностей Соловков.

Роман Козлов представил ролик о памятнике Соловецким юнгам. Эту важную страницу в истории Соловецких островов юному «музейщику» удалось раскрыть последовательно и в то же время лаконично, при этом передав через призму собственного восприятия. Темой своего видео-повествования Даниил Мамедов выбрал необычное место, которое на Соловецких островах известно как пляж Малибу. Заинтригованы? Автор попытался передать завораживающую красоту морского берега, яркие краски заката с помощью видео-камеры, памятных фотографий и лиричной музыки.

Необычную форму подачи материала выбрала Екатерина Проурзина для своего видео-сюжета про здание соловецкой радиостанции. Главным действующим героем в кадре является персонаж Квака, от лица которой выстраивается повествование. Текст и видео вместе позволяют рассказать об истории и архитектурных особенностях памятника. Макар Козлов обратился к такому же приёму для рассказа о муравейнике. Автор составил интересный текст, структурировал логику повествования, продумал сценарий и подобрал колоритного персонажа в качестве главного действующего лица – известного всем Лосяша из мультфильма «Смешарики».

С чувством гордости за рябят мы начинаем публикацию их итоговых видео-работ, созданных в рамках Школы юного музейщика. И первый сюжет посвящён Ботаническому саду Соловецкого музея-заповедника: https://youtu.be/wXMxT-Gs398. Автор – Анна Кравцова.